e.motion
Статьи

IAD-у мне!

Автор: Дмитрий Смирнов
Опубликовано в журнале «Домашний компьютер» №7 от 5 июля 2006 года.

Когда в разговоре с редактором возникла тема интернет-зависимости, я с радостью подумал: «Наконец-то напишу о своей нелегкой судьбе и стану знаменитым!» Речь, впрочем, шла о проблеме, близкой не только вашему покорному слуге. Сгустив краски, явление это можно назвать бичом нового века; при наличии же здравого легкомыслия — вообще не заметить. Тем не менее, вполне возможно, что читатели нашего журнала не раз сталкивались с его проявлениями в повседневной жизни.

Мы отдаем себе отчет в том, что вторгаемся в область, не связанную непосредственно с тематикой журнала, ведь объектом является не компьютер и его составляющие, а психология человека. Но прокатившийся в свое время вал публикаций на тему интернет-зависимости просто обязывает нас уделить этому внимание в разделе, посвященном различным явлениям Интернета. Однозначного мнения по вопросу интернет-зависимости в обществе до сих пор не сложилось, поэтому заранее просим прощения за некоторую субъективность.

Как это бывает

Впервые о зависимости от компьютера заговорили американские ученые в конце 80-х годов прошлого века. Всемирной паутины еще не существовало, но голубые экраны мониторов уже тогда гипнотически действовали на определенную часть пользователей. У них были замечены симптомы, сравнимые с поведением людей, зависимых от алкоголя или наркотиков, поэтому в последующем и применительно к Интернету был использован термин «зависимость» (англ. addiction). При этом сразу заметим, ставить Интернет в один ряд с наркотиками не очень корректно, поскольку речь уж если и идет о зависимости, то не химической — пристрастие к Интернету из разряда так называемых поведенческих зависимостей, таких как трудоголизм, телемания, гэмблинг (патологическая страсть к игре), чрезмерное увлечение ненужными покупками и т. д. Так что большинство публикаций, бравирующих броскими терминами типа «наркомания» и т. п., — не более чем спекуляции на модную тему. Тем не менее, специалисты не отрицают наличия проблемы, полагая, что речь идет о феномене, о котором сегодня нельзя не говорить.

В общем случае интернет-зависимость или интернет-аддикцию (в англоязычных источниках закрепилась аббревиатура IAD, Internet Addiction Disorder) определяют как навязчивое желание войти в Интернет и нежелание, буквально неспособность выйти из Сети. Ключевым здесь является слово «навязчивое». В частности, навязчивое, неотступное стремление блуждать по Интернету, зачастую совершенно без цели. В этом основное отличие нормального пользования Интернетом от зависимого. Как следствие — уход от реальности, пренебрежение повседневными обязанностями, социальная дезадаптация, то есть нарушение общественных связей, отдаление от семьи и так далее. При этом выделяют несколько видов поведения пользователей компьютера и Интернета, которое можно считать нездоровым.

К примеру, пристрастие к Сети нередко комбинируется с трудоголизмом. Если работа тесно связана с электронной почтой, человек может стать рабом почтового ящика, ожидая поступления новых писем. Этот магнит не отпускает его и по окончании трудового дня. Подобная зависимость может подменяться зависимостью от поиска информации в Интернете и вообще веб-серфинга. В этом случае «ловушкой» оказываются новостные и прочие информационные порталы. Подсев на чтение новостей (так называемый «информационный вампиризм», ненормированное и поверхностное поглощение информации), человек не может оторваться от экрана, нажимая на «обновление страницы» в надежде, что появились свежие заметки — ведь все остальные давно прочитаны. Воля человека, «голодающего» без новой информации, оказывается подавленной, а появление на любимом интернет-ресурсе новых статей вызывает острые краткосрочные приступы радости и энтузиазма.

Конечно, грань между увлеченностью (или действительной рабочей необходимостью) и зависимостью часто достаточно условна. Тем не менее, некоторые специалисты считают, что есть факты, позволяющие говорить о возникновении зависимости с определенной точностью. Так, довольно показательны случаи, когда человек начинает лгать своим близким о реальном времени, проводимом им в Сети, или создает иллюзию, что выполняет срочную работу, обманывая окружающих; немотивированно срывает деловые или личные встречи, пренебрегает возложенными на него обязанностями ради возможности еще посидеть в Сети; наконец, испытывает чувство вины за свои действия — перед собой, близкими или коллегами, которых подвел, — но при новом интернет-сеансе чувство вины и тревоги исчезает, и на смену приходит удовлетворение и даже эйфория. В подобных случаях, как считают, патология налицо. Скептики, однако, предпочитают относиться к таким утверждениям с осторожностью, мол, все это очень зыбко. Но продолжим.

Термин IAD был введен в 1995 году американским психологом Айвеном Голдбергом, который опубликовал в одной из новостных групп критерии диагностики нового заболевания, основанные на признаках патологического пристрастия к азартным играм. Прямой перенос симптоматики, не подтвержденный клиническими исследованиями, вызвал естественное неприятие у специалистов. Однако вскоре выяснилось, что Голдберг просто-напросто... пошутил (термин, тем не менее, прижился). Действительно, в человеке на иллюстрации мы ни за что не признаем своего — как минимум, ему не хватает «фирменного» зеленоватого оттенка лица.

Отдельным типом зависимости считается онлайновая коммерция, а именно — непреодолимое стремление совершать покупки в электронных магазинах или на аукционах. Здесь людям удается совмещать вполне офлайновую привычку «шоппинга ради развлечения» с манией поиска: не все товары всегда оказываются в нужном e-магазине и уж тем более не всегда ждут вас на аукционе. Процесс поиска, охоты, азартной торговли, а после — ожидание часа или дня доставки, отнимает не меньше времени, денег и души, чем любое другое навязчивое пристрастие. Как и другие зависимости, при получении результата она доставляет человеку краткосрочную радость, за которой следуют опустошенность, дискомфорт, депрессия, новый поиск — круг замкнулся, все как полагается.

Привычку тратить деньги в Сети стимулируют и онлайновые казино — только дайте им шанс, и оторваться будет нелегко. Впрочем, пристрастие к азартным играм в Сети классифицируется как сочетание игровой зависимости со стремлением тратить деньги. Особенность онлайн-казино, для справки, состоит в том, что деньги из них выводятся (если выводятся вообще) на ваши внешние счета не автоматически, а вручную, после соответствующей проверки операторами. То есть выигрыш в казино не спешит сниматься с игрового баланса, а за время, необходимое для совершения операции, игрок двадцать раз вернется в игру для «еще одной попытки» и непременно возвратит казино весь выигрыш. К слову, в России эта проблема пока не так актуальна, как в той же Америке, — в первую очередь из-за слаборазвитости электронных платежных систем.

Конечно, многим известно и об онлайновых ролевых играх, затягивающих человека с головой. Случаи, когда игроки умирали, проведя за машиной более трех суток, получили широкую огласку.

Уходя в онлайновые миры, человек не только тратит там деньги и время, но и меньше обращает внимание на себя «офлайнового» — перестает следить за своим внешним видом и поведением, в то же время тщательно шлифуя свое «сетевое эго».

Наконец, общение. Интернет для него просто создан. И если человек испытывает хотя бы небольшой дискомфорт при контактах с людьми — например, застенчив — он имеет все шансы перенести большую часть необходимого общения в онлайн. Чаты и мессенджеры предоставляют возможность быть сколь угодно анонимным, при первой необходимости начинать жизнь «с нуля»; а начать и закончить разговор с буквами на экране гораздо проще, чем с реальным Homo sapiens. Наконец, доля искренности в Сети в среднем выше, чем при «живом» общении, — это следствие анонимности. Возможность же поиска общения по предопределенным критериям или случайным образом вообще не имеет аналогов в реальной жизни. Привычка к общению в Сети может основательно заменить человеку всякую необходимость в людях по эту сторону монитора.

Чуть менее интерактивная форма общения, которая, впрочем, дает больше времени на поиск нужных формулировок — форумы и — повальное увлечение последних лет — блоги. Форумы часто становятся средой обитания, микросоциумами, в которых все знают всех. Это полноценные сообщества, в которых сформировались лидеры и аутсайдеры, есть понятия «своих» и «чужаков», иерархия, интересы, правила и т. д. Многие активные участники онлайн-сообществ испытывают ощутимый дискомфорт и подавленность, если долгое время (обычно — более суток) не имеют доступа к Cети, которая становится для них синонимом душевного общения да просто — подключенности к жизни. Страх же человека быть исключенным из сообщества по той или иной причине открывает дополнительные средства манипулирования им.

Особняком в ряду онлайн-зависимостей стоят порталы или сообщества, прочно увязывающие сетевые сервисы с жизненно важными офлайновыми материями, например здоровьем. Вспомните классический пример из «Трое в лодке» Дж. К. Джерома: герой, прочитав медицинский справочник, из списка перечисленных в нем болезней не обнаружил у себя только родильной горячки. Теперь представьте, что происходит с более-менее впечатлительной личностью, которая попадает на медицинский портал. Форумы с сотнями описаний болезней (от чтения их невозможно оторваться!), профессиональный сленг врачей, ставящих онлайн-диагнозы, информация об опасностях, о которых вы раньше никогда не знали — все это в лучшем случае доставит легкое беспокойство и заставит задуматься о здоровье. В худшем же — посеет в душе сомнения и панику, которые сначала заставят вас долго и нервно вчитываться в материалы сайта, а после погонят вас на платные приемы к обитающим на том же портале врачам, ведь здоровье — тема, которую не всегда обсудишь даже с друзьями.

Наконец, двигателем Интернета называют порнографию, и недаром. Она занимает едва ли не половину всего передаваемого по Сети трафика. Многие полагают, что Сеть реально пришла бы в упадок без «взрослого» сегмента. Мало кто распространяется о подобных пристрастиях, и тем не менее порно наряду с игровой индустрией — наиболее востребованы в Интернете. Пристрастие к киберсексу и сайтам для взрослых — это также онлайновая зависимость, от которых «подсевшему» почти невозможно отказаться.

Помимо психологических проблем, есть и вполне физиологические. От долгого сидения за компьютером портятся осанка и зрение, застаивается кровообращение в кистях рук («синдром карпального канала»), что приводит к вполне реальным болезням нервов и суставов, и т. д. Однако это тема отдельного разговора.

Таковы основные «опасности». По некоторым данным в Америке 7–10% всех пользователей — интернет-зависимы, в России их — вдвое меньше. Говорить об объективности этих данных сложно, поскольку репрезентативность проводимых (в основном в онлайне же) опросов оставляет желать лучшего и подвергается справедливой критике. Возможно, до официального признания интернет-зависимости клиническим заболеванием, то есть внесения в классификатор психических расстройств (если это вообще когда-нибудь случится), адекватная статистика вряд ли появится. При этом отдельные исследователи полагают, что в последнем случае количество реально зависимых от Интернета окажется существенно меньшим, чем представляется сейчас.

«Признания клиническим заболеванием?» — переспросите вы. Да, и есть те, кто активно добивается этого уже довольно давно. Кто? Скажем так:

Киберайболиты

В мире основным теоретиком интернет-зависимости считается американка Кимберли Янг, профессор Питтсбургского университета, основательница портала netaddiction.com, главный «киберпсихолог». В 1995 году она открыла «Центр проблем онлайн-зависимости» (Center for Online and Internet Addiction) и написала несколько книг, переведенных на многие языки и ставших бестселлерами, в частности, «Пойманные в сеть» (собственно об интернет-зависимости) и «Запутавшиеся в паутине» (о киберсексе). Есть у доктора Янг и ряд статей о неприятностях, подстерегающих человека в онлайне, и о способах их избежать. Титулы и награды Кимберли Янг трудно перечислить. Ее работы оказали влияние на многие академические и научные университеты, а также крупные компании, руководство которых борется с интернет-зависимостью своих сотрудников. Центр Кимберли Янг разрабатывает программы излечения от аддикции как индивидуальные, так и семейные, есть и корпоративные программы, тренинги и т. п.

Одной из психологически удачных формулировок Кимберли Янг стало определение «cyberwidow» — кибервдова, то есть жена увлеченного Сетью человека. Это слово нашло живой отклик среди многих американок, которые практически потеряли своих заблудившихся в Сети супругов. Родственники интернет-зависимых — вообще отдельная и довольно широкая категория людей, обращающихся за помощью.

Безудержный шоппинг. Вам это интересно? Интернет позволяет совместить патологическую страсть к покупкам с ленью выбираться из дома. Welcome!

Согласно разработанной доктором Янг в 1999 году модели «Доступность, контроль и возбуждение» (Accessibility, Control, and Excitement, ACE), эти три фактора играют основную роль в формировании зависимости. Доступность информации означает открытый доступ к порноисточникам; контроль — возможность почувствовать себя хозяином ситуации (усугубляется анонимностью); возбуждение, волнение — неизбежные спутники откровенного общения в Интернете.

Защитники Интернета и ночного образа жизни считают, что Кимберли Янг сотоварищи умышленно путают причину со следствием. По их мнению, не Интернет сподвигает человека на психические отклонения, а напротив — отклонения приводят нездорового человека в Сеть, и психика в любом случае первична. В зависимость от компьютера и Сети попадают люди, в принципе имеющие склонность к той или иной аддикции. Если у человека уже были какие-либо зависимости, Интернет станет «станцией пересадки», более удобной или просто еще одной средой для их реализации; если к зависимости есть склонность, Сеть может в определенной степени может стать катализатором ее развития. Но людям со здоровой психикой (встречали таких?) зависимость не грозит ни за компьютером, ни без него.

Критики доктора Янг также говорят о в том, что ее теория построена на пустом месте и действует по принципу хорошего гороскопа — то есть в той или иной степени применима к любому пользователю компьютера. Кимберли Янг, утверждают они, воспитывает в людях страх перед компьютером и чувство вины за его использование.

К сожалению, подробной статистики по страху перед интернет-зависимостью нам найти не удалось, а было бы любопытно: вдруг уже пора открывать клинику для жертв Кимберли Янг под лозунгом «Интернет без чувства вины» или «Как перестать беспокоиться и войти в Сеть»? Краткая же статистика (данные International Telecommunication Union) выглядит так: 66% опрошенных уже сегодня умышленно сокращают время, проводимое ими в Сети, а 43% опасаются проблем, связанных с Интернетом.

Помимо офлайновых тренингов, у клиники есть и онлайн-представительство, которое также оказывает психологическую помощь ($95/час). На справедливые замечания, что лечить интернет-зависимость в Сети — это то же самое, что лечить алкоголизм у барной стойки, Янг не обращает внимания. Еще бы: успех ее клиники свидетельствуют, что люди готовы поверить в наличие у них зависимости, а значит, как минимум, болевая точка нащупана верно, и бизнес-модель работает. А что здесь может быть важнее бизнеса? Стремление Ким Янг и некоторых других психологов сделать интернет-зависимость «настоящей» болезнью имеет под собой почву: если удастся включить IAD в справочник психических и поведенческих расстройств и, что особенно важно для Америки, — сделать так, чтобы интернет-зависимость оказалась в перечне болезней, покрываемых стандартной или любой другой медицинской страховкой, то появятся гарантированные клиенты, платить за которых будут страховые агентства. Тогда те, кто уже сделал себе имя на этом поприще, станут жить безбедно.

Резать к чертовой матери!

Разумеется, от Интернета лечат не только в Штатах. Открылись клиники и в России. За неимением в нашей (как и в американской) врачебной практике четкого определения диагноза «интернет-зависимость» лечат в России от «психических расстройств, связанных с Интернетом». Для этого применяется, помимо силы убеждения (психотерапии), и средней тяжести химия: психотропные вещества, антидепрессанты и т. д. (психофармакотерапия). Разумеется, делается это не бесплатно, но дешевле, чем в США — примерно от $40 за день, приведенный в стационаре.

И, конечно, наша любимая тема — китайский Интернет. В Поднебесной, среди 100 миллионов пользователей Сети, конечно, тоже попадаются аддикты. Причем столько, что Пекин даже открыл государственные клиники для лечения интернет-зависимых. Лечение добровольное и продолжается примерно две недели.

Утро пациента начинается с бодрящего электрического напряжения в 30 вольт, которое, как считается, положительно стимулирует нервную систему. Днем интернет-аддикты бегают, спят, принимают медикаменты и другими способами стараются забыть об ужасах Сети. Ну и, конечно, — курс иглоукалывания. Стены клиники расписаны рисунками цветов и иллюстрациями из «Винни-Пуха» Алана Александра Милна.

Цена лечения чуть выше, чем в России — около $50 в день, что, впрочем, слишком дорого для среднестатистического китайца, ежедневный заработок которого много ниже.

Кроме того, в Китае вводятся так называемые «нормы здоровой игры», то есть правила, регламентирующие деятельность публичных игровых клубов и серверов. Многие китайские игровые центры уже сейчас применили эти правила. В частности, администрация прессы и публикаций Китая (General Administration of Press and Publication of China, GAPP) предлагает стандарты, согласно которым сеанс игры не должен превышать трех часов. В игры встраиваются соответствующие ограничения: по прошествии трех часов динамика развития виртуальных персонажей снижается, пов игре им встречается меньше полезных предметов, силы и уровень защиты начинают медленнее регенерироваться — имитируется виртуальная усталость, обычно несвойственная компьютерным героям. Через пять часов игры в ход пускают более тяжелую артиллерию: каждые 15 минут возникает вполне вербальное предупреждение о «вступлении в нездоровое время игры», а также угрозы полного обнуления ее результатов. Нельзя сказать, что правила эти недейственны. Так что если они будут утверждены на государственном уровне, китайским геймерам придется нелегко.

Слово защиты

Помимо Центра Кимберли Янг, в США исследованиями интернет-зависимости занимались и другие научные организации, в частности, университет Карнеги-Меллона в Питтсбурге. На заре Интернета ученые этого центра также признавали опасность интернет-аддикции. Но совсем недавно они опубликовали совершенно неожиданные результаты. Три года назад группа ученых под руководством Роберта Краута уже проводила исследования 93 взрослых и подростков, впервые подключившихся к Интернету. Через год-полтора у большинства из них нашли склонность к одиночеству и депрессии. Недавно эксперимент повторили; в нем приняли участие уже 446 пользователей Интернета, среди них были и те люди, с которых началось исследование. У всех испытуемых был трехлетний опыт пребывания в Интернете.

Исследования показали, что ни малейшего следа депрессии или угнетенности у них не наблюдалось, хотя у многих были признаки стресса. Стресс списали на информационную перегрузку, что в наше время — практически норма; остальные же показатели заставили задуматься. Роберт Краут заявил, что «или Интернет стал другим, или люди к нему адаптировались, или и то, и другое», но тем не менее — Интернету объявили амнистию.

Наконец, исследователи из агентства Gallup опубликовали статистику, согласно которой 97% опрошенных сказали, что электронная почта сделала их жизнь лучше, а 96% так же отозвались об Интернете в целом.

Пример человека, по которому также плачет китайский стационар с винни-пухами. Как говорится, не Интернетом единым...

Результаты заставляют задуматься. С одной стороны, по всей видимости, наметился некий передел рынка, и индустрия врачевания человеческих душ решила дать отпор монополии и доминированию идей Кимберли Янг. С другой стороны, люди поняли, что проблема интернет-зависимости во многом подобна знаменитой «проблеме 2000 года» — грандиознейшей компьютерной афере, на которой были «освоены» гигантские суммы. Наконец, количество «интернет-зависимых», а на самом деле — обычных людей, использующих компьютер в своей повседневной жизни дома и на работе, увеличилось настолько, что заставило просто пересмотреть границы и понятия нормальности. В конце концов, человека, много времени проводящего в Интернете, но не имеющего особых проблем, можно считать зависимым, но зачем же сразу больным?

На этой ноте автор, аддикт со стажем, решает, что сдаваться еще рано. Вот, разве что только китайцам? Стены с Винни-Пухом и оздоравливающий дневной сон — что может быть прекраснее! Только 30 вольт по утрам немного смущают. Впрочем, и без клиники теория интернет-зависимости — неплохой повод задуматься о жизни.

Увидимся в Сети!

Тест на зависимость

Еще в 1996 году Кимберли Янг разработала простейший тест позволяющий определить склонность к зависимости от компьютера. Он состоял из восьми* вопросов.

1. Думаете ли вы о предыдущих онлайн-сеансах и предвкушаете ли грядущие?

2. Чувствуете ли вы, что проводите в Сети недостаточно времени?

3. Бывает ли, что вы не можете контролировать использование Интернета — в смысле, сократить время пребывания онлайн или вовсе отказаться от него?

4. Чувствуете ли вы угнетение, раздражение или усталость при попытках ограничить или прекратить использование Сети?

5. Часто ли вы проводите в онлайне больше времени, чем рассчитывали?

6. Были ли у вас случаи, когда из-за Интернета у вас могли возникнуть проблемы в работе, учебе или в личной жизни?

7. Случалось ли вам говорить людям неправду о времени, проведенном вами в Сети?

8. Используете ли вы Интернет, чтобы уйти от проблем или для восстановления душевного равновесия (например, для избавления от чувства беспомощности, вины, раздражения или депрессии)?

В случае если опрашиваемый давал положительные ответы более чем на половину вопросов, он считался интернет-зависимым и получал рекомендацию немедленно проконсультироваться у доктора Янг.

Как не сложно заметить, не составит труда смоделировать ситуацию, в которой абсолютно нормальный человек, припомнив, например, свой рабочий день, и положительно ответив на все вопросы, будет признан интернет-аддиктом. Кроме того, вспомните знаменитое студенческое средство от скуки в случае, когда вы сидите в очереди, а из печатного слова в кармане есть только паспорт. Предлагалось открыть его на последней странице и читать «Извлечение из Положения о паспорте гражданина РФ», заменяя в нем слово «паспорт» на что-нибудь неприличное. Получалось довольно смешно. Если в приведенном тесте заменить слова «Интернет», «Сеть» и «онлайн» (синонимы) на, к примеру, «телесериалы», и опросить домохозяек, аддиктами среди них окажутся 90%, никак не меньше.

Вообще говоря, «зависимость» — медико-психологический термин, подразумевающий целый ряд проверяемых факторов. И несомненно то, что для выявления «интернет-зависимости», если допускать ее существование с точки зрения «серьезной» медицины, требуются куда более углубленные исследования.

* На данный момент в тесте доктора Янг насчитывается уже 20 пунктов.
  • WordPress

Speak Your Mind

Tell us what you're thinking...
and oh, if you want a pic to show with your comment, go get a gravatar!

e.motion