e.motion
Статьи

Главный архитектор

Автор: Дмитрий Смирнов
Опубликовано в журнале «Домашний компьютер» №12 от 6 декабря 2006 года.

26-летний американский программист Брэд Фитцпатрик знаменит тем, что будучи 18-летним студентом создал в 1999 году сайт LiveJournal.com. Этот проект, признанный во всем мире, получил в России поистине культовый статус и русское название — «Живой журнал» (ЖЖ).

В 2004 году LiveJournal был куплен компанией Six Apart — разработчиком коммерческого блог-движка MovableType. Вопреки ожиданиям пессимистов, Six Apart не только не закрыла ЖЖ (отчасти являющийся бесплатным конкурентом проприетарного сервиса компании), но, напротив, бросила часть ресурсов на его развитие.

В 2006 году в России была создана компания «Суп», которую возглавили бывший владелец издательского дома «Афиша» Эндрю Полсон и предприниматель (если не сказать «олигарх») Александр Мамут. Главным по блогам в компании был назначен авторитет Рунета Антон Носик. «Суп» заключил с Six Apart сделку, согласно которой российская компания получила лицензию на работу с русскоязычной частью LiveJournal. Последняя включает в себя 300 тысяч «живых журналов» из России и еще около 400 тысяч «кириллических» пользователей.

И вот в октябре 2006 года в Россию с деловым визитом приехал сам основатель LiveJournal. Мы расспросили Брэда Фитцпатрика о первых днях его детища и о национальных особенностях американского сегмента ЖЖ — словом, обо всем, что малоизвестно российскому ЖЖ-юзеру.

Брэд, расскажи, пожалуйста, о первых шагах ЖЖ. Ты часто говорил, что написал первую версию скрипта для себя. Как получилось, что сервис стал публичным?

— Я действительно написал его для себя и поделился с двумя друзьями. Они поставили его каждый на свой сервер. Я периодически вносил правки в скрипт, чем-то дополнял его, и каждый раз приходилось делать это в трех разных местах. Однажды мне это надоело, и я сказал: «Эй, ребята, давайте вы оба переедете со своими дневниками ко мне на сервер?» Переехали. Так система стала многопользовательской. Потом ребята привели несколько своих друзей, я прикрутил форму для регистрации, система начала расти… как-то так.

А когда ты заметил, что в ЖЖ стало больше тех, кого ты не знаешь, чем твоих знакомых? Психологически важный момент, правда же?

— Ну да, сначала дневников стало где-то 100, потом, смотрю, уже 1000… Когда их было 100, можно было, например, зайти в дневник номер 99 и сказать: «А! Это же друг Эрика!» или «О! Это брат Эрика!», или как-то еще его идентифицировать. Но когда пользователей стало под тысячу — зайдешь, бывало, к кому-нибудь, и думаешь: «Черт… Кто это? А, ладно, ну его».

Расскажи про русских. Когда в ЖЖ «завелся» первый русский? Насколько я знаю, первым дневником из нашей страны считается журнал номер 666, откуда он взялся?

— О, я слышал, что первый русский дневник возник даже раньше — это был юзер 384. Откуда он пришел, не знаю, но все «ранние пользователи» ЖЖ так или иначе были технически грамотными ребятами, энтузиастами программирования и новых технологий, так что наверняка он был из этой тусовки, откуда-то с форумов или программерских сообществ. Подробностей не знаю, спроси у него.

Договорились. Если найду, спрошу. (Внимание: кто-нибудь видел юзера 384? Приз за поимку! Впрочем, найти его непросто: в ЖЖ нет сортировки и поиска пользователей по номерам журналов — это сделано во избежание составления массовых списков пользователей для последующего спаминга.)

Мы здесь, в русском ЖЖ, живем в своем замкнутом мире и ничего толком не знаем о ЖЖ американском. Конечно, у меня есть несколько френдов из US, но я не представляю себе американский сегмент как сообщество.

— Насколько я успел понять, особенность русского сегмента в том, что здесь один пользователь может обращаться сразу очень ко многим, и это считается нормальным. У вас ЖЖ ведут знаменитости и политические деятели, которые хотят быть услышанными интернет-аудиторией. В Штатах политики не ведут дневников в Сети, или, в крайнем случае, их публикациями заведуют специально обученные пресс-секретари, то есть все официально. Знаменитости вне политики не ведут дневников вовсе. Среднего американского блоггера читает лишь небольшая группа френдов, то есть, практически, у нас ЖЖ является отражением офлайнового круга общения, играет роль социальной сети. Люди рассказывают о своей частной жизни, и ничего больше…

Возможно, со временем такая ситуация сложится и у нас, но сейчас, похоже, в российской блогосфере — горячая пора: пользователей уже много, а знаменитости еще не сбежали от народа. И все же количество пользователей здесь и в Штатах отличается на порядок. Статистика говорит, что в системе зарегистрировано больше 3 000 000 пользователей из Америки, правильно?

— На самом деле, всего пользователей сейчас около 11 500 000, из них, грубо говоря, миллион русских, остальные десять с половиной, можно считать, — американцы.

Хм… Ладно… Что три, что десять миллионов — по сути, огромная толпа народа! Скажи, в Штатах ты так же известен, как в России? Думаю, практически любой пользователь, живущий в ЖЖ больше года, слышал имя Брэд Фитцпатрик. Здесь тебя встретили как народного героя…

— Вообще, я не думаю, что меня здесь кто-нибудь знает. Популярен сервис ЖЖ, а не я. В Штатах меня больше знают в технических и программерских кругах, по конференциям, а случайные люди — не думаю…

Скажи честно: при наличии 10 миллионов американских ЖЖ-юзеров — собираешься ли ты однажды выдвинуть свою кандидатуру на пост президента или, там, губернатора?

— Не знаю… Подождем, пока мне исполнится 35 лет (улыбается).

Ну, это «дело техники»; опять же, к тому времени число пользователей еще вырастет. Радует, что ты, как минимум, будешь с нами. Кстати, о будущем. Как ты полагаешь, сколько ЖЖ проживет в его нынешнем виде? Поменяется ли он как-то в свете всех этих Интернет-2 и т. д.?

— Вообще-то, ЖЖ меняется каждый день…

Тогда уточним: как ты его себе представляешь, скажем, лет через 10?

— Смотри: он существует уже больше 7 лет. И каждый год выглядит уже не так, как раньше — другой внешний вид, совершенно новые функции… Следующие заметные обновления мы внедрим в течение ближайшей пары месяцев. Мы договорились с Jabber, интегрируем инстант-месседжинг, появится возможность постинга с новых телефонов Nokia — я имею в виду видеопостинги, — то есть мы постоянно что-то добавляем, идем в ногу со временем.

Можно сказать, я делаю это для себя. Когда я покупаю новый гаджет, всегда думаю — как бы его прикрутить к «Живому журналу»? Получается, что журнал развивается и вместе с Интернетом, и вместе с другими техническими достижениями. Какой через 10 лет будет Интернет — таким будет и наш сервис. Все связано.

А что для нашего пользователя изменит ваш контракт с «Супом»? Здесь сейчас царит паника, все спорят и строят догадки — расскажи об этом «из первых рук».

— О, все просто: у русских пользователей появятся те же возможности, что сейчас есть у американских, даже больше. Например, постинг с помощью SMS. Вы сейчас для этого используете сервисы «третьих сторон». Они не очень надежны, работают не со всеми операторами связи, и им надо «сдавать» пароль от ЖЖ — а это всегда сомнительная операция.

Вообще, эти услуги подразумевают массу «бумажной» работы. Мне даже в Штатах страшно надоело воевать с телефонными провайдерами; мы очень долго их уговаривали начать предоставлять этот сервис. Так, кажется, в Штатах я был последним, кто не может писать в ЖЖ с помощью SMS: мой провайдер T-Mobile долго не соглашался. Отчасти и ради этого мы продались Six Apart — у них много лучше получается решать проблемы административного порядка.

Вообще, это же грандиозно — блоггинг по SMS! Думаю, в России эта и другие возможности приживутся.

Кстати, почему мой провайдер — «МегаФон» — не указан в ЖЖ в списке российских провайдеров? Обидно!

— Дело времени, скоро там будут все. Кстати, поэтому и я лишен ряда возможностей, у меня сейчас роуминг тоже через эту компанию.

Два года назад ты продал LiveJournal компании Six Apart. Все очень волновались. Впрочем, ко всеобщему удовольствию, ты продолжаешь работать над ЖЖ. В какой роли теперь?

— Официально моя должность называется Chief Architect (буквально: «главный архитектор»). Если честно, я не понимаю даже по-английски, что эта фигня значит. От меня требуется некое знание того, как все должно работат — как минимум, со стороны сервера. То есть определенных обязанностей у меня нет, и я не работаю в Six Apart целый день; по сути, я — один из тех немногих, кто координирует работу сайта и его разных частей. В офисе я появляюсь, когда есть определенная задача по внедрению чего-либо, или на совещания по глобальным судьбам ЖЖ, или просто так, — но явно не «от звонка до звонка».

Скажи: ты долго собираешься работать с ЖЖ? Или, может, у тебя есть еще какие-то многообещающие задумки — расскажи, пока не началось!

— Не скажу… Пока что работаю с ЖЖ; впрочем, это не единственное, чем я занимаюсь. До этого у меня были и другие разработки, да и параллельно с ЖЖ я кое-что писал. Не такое громкое, правда… А сейчас участвую и в других проектах Six Apart. Во всяком случае, ничего, что заменит ЖЖ, я создавать не буду. Если только в соседних или совсем других областях.

Сменим тему: скажи, слышал ли ты о Current Music, музыкальном фестивале российских пользователей ЖЖ?

— Нет, что это?

Несколько лет назад в Москве прошел первый фестиваль. В нем принимали участие группы, в которых играл хотя бы один «жжист» (а лучше — несколько), — это было обязательным условием. Соответственно, основная часть посетителей также была блоггерами. Фестиваль этот был одним из крупнейших офлайновых поводов для встречи интернет-сообщества. Крупные фестивали проводились шесть раз, каждый раз их посещало больше тысячи человек (иногда — полторы-две тысячи). Проводится ли нечто подобное в Америке?

— Музыкальный фестиваль пользователей ЖЖ — что, правда?! Нет, не думаю, не слышал у нас о таком.

Ты сам играешь на каком-нибудь инструменте?

— Сейчас — почти нет. Раньше я играл на фортепиано и саксофоне.

Твои музыкальные увлечения связаны с тем, что в ЖЖ появился тэг Current Music?

— Нет, это же — музыка, играющая вокруг тебя, а не которую играешь ты. У меня около компьютера всегда стоял плеер, из него что-то жужжало. Идеей «Живого журнала» было показать, что ты делаешь и в какой обстановке («А не то, во что вы, русские, это все превратили!» — Прим. переводчика.) Частью обстановки, несомненно, является музыка. В браузере ее приходилось указывать вручную, но в Semagic’е, например, нет. «Семаджик» унаследовал и развил часть кода из самого первого клиента — Visions, который написал я. Visions умеет автоматически определять музыку, играющую в Winamp.

Окей. Но слушай: если ты играешь на фо-но и саксофоне, значит, у тебя есть шанс выступить на Current Music! Приедешь когда-нибудь?

— А я еще и на бонгах играть умею… и на губной гармошке… (смеется). Может быть, может быть. Вот только группы у меня сейчас нет!

Это не проблема. Думаю, бэнд найдется с помощью одного постинга в ЖЖ. Так когда ты собираешься сюда вернуться?

— Думаю в следующем году еще несколько раз приехать. Будут дела, да и хочется посмотреть на город — в этот раз было много работы.

Когда ты понял, что твой сервис — реальная сила, нечто большее, чем просто очередной сайт, и что за ним стоит доминирующая идеология, «примета времени», что ли? Блоги, Веб 2.0 — сейчас ведь об этом только и говорят.

— Ну, первое понимание пришло с ростом числа юзеров и потребностей сервера — и то и другое росло очень быстро, кстати. Как минимум, пришлось докупать оборудование, чтобы сохранить систему в целостности и просто не дать погибнуть тому, что есть, а кроме того, дать системе возможность роста.

Мода на подобные штуки пришла году в 2000-м — или даже в 2003-м? Когда LiveJournal стартовал, слова «блог» не было и в помине. Потом мы стали расти, другие сервисы, которые назывались «блогами», — тоже, и мы подумали: ладно, назовем-ка и ЖЖ «блог-службой».

Ясно. Значит, в свое время ты просто угадал. Сейчас мы сидим в офисе компании «Суп» в пентхаусе на 16-м этаже «Смоленского пассажа», в два раза выше Google. А как выглядит твой офис? Где обитает LiveJournal — похоже на это? Тоже пентхаус?

— Хм… не совсем. Ты бывал в офисе «Яндекса»? В общем, офис Six Apart похож скорее на него. Выглядит, как большой кирпич, как бывший завод. Или, скорее, как корабль. Офисы расположены так, что президент сидит как бы на носу этого корабля, а я — где-то на корме…

Изменилось ли количество твоих «френдов» и «френд-офов» после визита в Россию?

— Еще не было времени посмотреть. Вообще, меня (да и народ в Америке) совершенно не интересует, сколько человек тебя занесло во «френды» (а больше интересует — зачем).

Я вспомнил одну историю. Года два или три назад у «Живого журнала» случилась авария. За вечер до этого я его открыл и увидел, что он тормозит. Потом сервис вовсе перестал открываться. Незадолго до этого в ЖЖ отменили пригласительные коды, сервис начал расти как на дрожжах, и «тормоза» иногда случались. Я просто решил подождать — утро вечера мудренее. Когда на следующее утро я включил радио, первой новостью, которую оно мне принесло, было то, что ЖЖ испытывает серьезные технические трудности, произошел коллапс на хостинге, здание было обесточено, серверы «упали», и нам обеспечено несколько дней простоя. Вечером того же дня об этом рассказали в новостях по телевизору. Скажи, американские СМИ так же трепетно относятся к твоему детищу? Вообще, что американская пресса говорит о ЖЖ?

— На радио у нас об этом, думаю, не говорили. Об этом писали крупные технические новостные порталы. Вообще, в Штатах довольно много читают новостей в Интернете, и влияние онлайн-агентств и радио и телевидения, в принципе, сравнимо. Не думаю, что о наших проблемах писала, скажем, New York Times. Но, похоже, что у вас мы популярнее (улыбается).

Спасибо тебе за интересный разговор...

— Да, и слушай, скажи, пожалуйста, вашим ЖЖ-юзерам: повода для паники нет. Мы никого не продали. Я слышал, сейчас все паникуют и меняют страну на Тринидад и Тобаго, чтобы не попасть в лапы КГБ. Скажи им, чтобы не поддавались паранойе.

  • WordPress

Speak Your Mind

Tell us what you're thinking...
and oh, if you want a pic to show with your comment, go get a gravatar!

e.motion