e.motion
Статьи

Трубадуры иного видео

Автор: Дмитрий Смирнов
Опубликовано в журнале «Домашний компьютер» №1 от 1 января 2007 года.

И звестная поговорка гласит: все, что приятно — или дорого, или аморально, или полнит. Применительно к Интернету можно сказать: то, что нам нравится — или, опять же, дорого, или вне закона, или уже куплено Google. Герой нашего сегодняшнего рассказа отвечает всем трем признакам (хорошо — его законность пока на грани). Речь идет о крепком полуторагодовалом интернет-младенце по имени YouTube.

Многие из тех, кто не слышал о видеосервисе YouTube раньше, узнали о нем в октябре 2006 года. Был обычный двоичный день 10.10, когда по каналам новостных агентств прошла сенсационная новость: состоялась одна из самых высокобюджетных сделок за всю историю Интернета и самая дорогая покупка Google за восьмилетнюю историю существования компании. Интернет-гигант приобрел сервис YouTube за 1,775 миллиарда долларов. Слухи о возможной покупке ходили все лето 2006 года и были противоречивы. Представители YouTube точно так же, как незадолго до них владельцы Skype, говорили, что компания не продается; еще в конце июля об этом было сделано несколько громких заявлений. В то же время пресса регулярно сообщала о текущих оценках рыночной стоимости компании, что, очевидно, было отзвуком негласной торговли. Эксперты гадали: кому, а главное — зачем, может понадобиться колоссально убыточная и очень дорогая компания, которая любому новому владельцу принесет лишь неприятности? И вообще, что представляет собой этот самый YouTube, как он работает, и «где в нем деньги»?

Отцы

Все трое «родителей» YouTube работали в компании PayPal, где и познакомились1. В начале 2005 года Чед Херли (Chad Hurley), Стив Чен (Steve Chen) и Джавед Карим (Jawed Karim) покинули PayPal и начали работу над собственным проектом. Домен YouTube.com был зарегистрирован 15 февраля 2005 года, а три месяца спустя открылась первая публичная бета-версия сервиса. Официальный старт проекта датирован декабрем 2005 года. Впоследствии Джавед Карим оставил работу над YouTube, чтобы продолжить обучение в Стэнфорде.

Сила проекта была не столько в правде, сколько в простоте. Для просмотра видео требовался лишь установленный на компьютере плеер Macromedia Flash 7 с видеокодеком Sorenson Spark H.263 (используется по умолчанию во Flash, так что, в отличие от Windows Media, RealMedia или QuickTime, его не нужно устанавливать в виде дополнительного плагина, все делает инсталлятор Flash). Ставку на flash video специалисты считают одним из ключевых факторов успеха YouTube: эта технология установлена более чем на 90% компьютеров, подключенных к Сети. Браузер, соответственно, встречается на 99% этих компьютеров. Именно через браузер происходит просмотр видео: YouTube — абсолютно онлайновый проект, дитя эпохи Web 2.0. Запуск видео осуществляется в один клик — проще уже некуда.

Техническая сторона, во всяком случае со стороны пользователя, ясна. Посмотрим на идеологию.

Легенда гласит, что однажды в 2004 году Чед не смог переслать по сети Стиву видеоролик, недавно снятый телефоном на вечеринке. Или Стив не смог переслать ролик Чеду — кто их разберет. Главное, что друзья подумали: почему фотографиями делиться так просто, а видео — так сложно? И пришла им в голову мысль сделать сервер, на который можно было бы выкладывать самодельное видео и делиться им со всем миром. У этого начинания был ряд плюсов: видео, перекодируемое на сервере, должно было превращаться в понятный всем формат, и для его просмотра не должно требоваться никаких дополнительных ухищрений и плясок с кодеками. Кроме того, послать ссылку на ролик, лежащий где-то в Сети, гораздо гуманнее, чем пересылать сам ролик, который может быть довольно «тяжелым» и забить как трафик, так и место в почтовом ящике адресата. В результате эффект от его получения и просмотра может оказаться не столь однозначно положительным, как того ожидает отправитель.

Был у проекта и ряд минусов, но их следовало превратить в плюсы. Наметился объем работы!

Так или примерно так рассуждали Чед, Стив и Джавед, когда начинали работу над прототипом YouTube. Их идеи кореллировались с чаяниями армии офисных работников (которые к тому времени пристрастились пачками пересылать друг другу «прикольное видео» по пятницам), а также с тотальной iPod’изацией родного континента, модой на подкасты, удешевлением трафика, повышением скорости домашнего и офисного Интернета и общей доступностью средств любительского производства видео (вебкам за $15 и программа для простейшего монтажа видео «в нагрузку» — это реальность).

В результате родился YouTube, классический представитель Нового Веба. Представляя собой, по сути, идеальную современную платформу для видеохостинга, сервис отвечал всем канонам идеологии Web 2.0: весь контент хранится на стороне сервера, поддерживаются тэги, любой посетитель может оставить текстовый или видеокомментарий (!), система элементарно встраивается в другие сайты и блоги.

Ну а теперь, как в известном анекдоте, «со всей этой фигней мы попытаемся взлететь». Мы имеем в виду бизнес: так как же, даже при такой технологической мощи, получить из YouTube денег? За что же отдал Google более полутора миллиардов? И как удалось построить такой сайт?

Инвестиции

Поначалу авторы YouTube, как это обычно и бывает, искренне не поняли, что создали. Очередная онлайн-штуковина для конвертирования видео в понятный формат? Средство для встраивания видео в обычные страницы? Хостинг, на котором люди будут хранить свои записи? Они не очень-то задумывались. Для них это был ощутимо убыточный проект, хотя и занятный.

Первые деньги, привлеченные в проект YouTube, были частными инвестициями, источником которых всегда бывают «три Д»: друзья, дураки и драгоценные родственники. Так или иначе, но на частных вложениях, которые покрывали статьи чистого расхода, сайт продержался 9 месяцев, пока в ноябре 2005 не был поддержан венчурным фондом Sequoia Capital. В свое время прозорливые ребята из Sequoia финансировали такие проекты как Google, Yahoo!, PayPal, Electronic Arts, а также были одними из первых инвесторов Cisco Systems, Oracle и Apple (следует отметить, что фонд был основан в 1972 году). По слухам, 11,5 миллионов, которые Sequoia в общей сложности вложил в YouTube, превратились в доход от 30% акций во время миллиардной сделки с Google.

Вложения были потрачены не впустую. Люди выкладывали так много видео, что Херли, Чен и Карим забыли, что изначально создавали этот сервис для себя. Учебные заведения обнаружили, что на «Ютьюбе» можно публиковать или находить видео, иллюстрирующее законы физики и химии. Самоделкины всего мира демонстрировали миру свои изобретения. Книга рекордов Гиннеса и программы класса «Сам себе режиссер» отправились на пенсию: все самисебережиссеры отныне поселились в Сети. Живые видеосиквелы игры-головоломки Incredible Machine оказались куда интереснее оригинала. Видеосоревнования, любительское телевидение, политические и социальные заявления и ответы на них — все это захватило умы людей. Быстрые интернет-каналы, казалось, ждали появления подобной среды и были созданы для нее. YouTube стал пространством видеоблоггеров, а переход от текстового блога к видео оказался круче разницы между голосовым и видеотелефоном. Рекорд Skype был побит.

К лету 2006 года YouTube вошел в десятку самых популярных сайтов Интернета и по темпам роста опередил даже MySpace. К середине лета сайт ежедневно показывал 100 миллионов клипов и пополнялся 65 тысячами новых, став абсолютным лидером: он занял 43% мирового рынка онлайн-видео, а в Великобритании достиг и вовсе ошеломляющей отметки 64%.

Эти результаты не могли остаться незамеченными. Акулы интернет-бизнеса почуяли добычу и начали на нее охоту. Слухи приписывали почти десятку компаний желание приобрести YouTube. Первая из них — Adobe, которая недавно купила Macromedia вместе с ее флагманским продуктом Flash и могла заинтересоваться одним из наиболее успешных внедрений этой технологии. YouTube, всегда декларировавший желание сохранить независимость и свое лицо, мог, кстати, положительно отнестись с сделке с Adobe, ведь последнюю интересует не столько контент, сколько пропаганда средств его производства и редактирования. Впрочем, равнодушие потенциального владельца к профильной деятельности сервиса могло и насторожить Херли и Чена.

Продавцы контента, такие как Apple, разумеется, также проявляли интерес. Шансов, впрочем, у них было немного, так как продажа им сервиса означала бы тотальную переделку, то есть, практически, смерть сервиса, а на это не пошли бы ни создатели YouTube, ни та же Apple.

Интерес к проекту проявляла и Microsoft, но по той же причине — разнице в идеологии — шансов у нее было немного, поэтому, говорят, Редмонд сейчас разрабатывает собственную оригинальную видеовещательную платформу.

В списках возможных покупателей были и контентопроизводители, и в их числе Sony и Time Warner.

Sony уже вошла на рынок онлайн-видео летом 2006 года, купив небольшую YouTube-подобную компанию Grouper за 65 миллионов долларов. Отметим, что доля рынка мирового интернет-видео, занимаемая Grouper, составляет около 1%. Тем самым Sony с точностью до коэффициента задала порядок цен на рынке и дала сигнал другим игрокам (таким как Blip.TV и Revver) надеть боевое оперение и также приготовиться быть купленными. Помимо контента Sony могла с помощью YouTube продвигать свои видеокамеры и носители.

В свою очередь, Time Warner владеет не только собственным контентом, но и компанией AOL, а также ICQ, Skype и другими сервисами, для продвижения каждого из которых можно воспользоваться YouTube. Дик Парсонс (Dick Parsons), глава Time Warner, так прокомментировал покупку компанией Google сервиса YouTubе: «Наш AOL, наверное, тоже был бы не прочь купить YouTube. Мы думали об этом, но решили, что собственные сервисы AOL не только лучше, но и разработаны самостоятельно, так что зачем?» — заметив при этом, что ребята заплатили нереальную цену за портал видеоразвлечений, и таких денег традиционные медиакомпании никогда бы не предложили. Кроме того, сказал Парсонс, есть «много причин, по которым нет смысла перебивать цену, предложенную Google. Во-первых, YouTube не приносит дохода. Как вы собираетесь убедить рынок, что можете что-то заработать? Google, да, умеет делать это лучше многих, так что — на здоровье, пусть покупает». Также Дик Парсонс предположил, что Google видит себя не порталом, а компанией, «предоставляющей возможности», которая пытается купить столько генераторов веб-трафика, сколько возможно, в надежде монетизировать этот трафик с помощью своих фирменных технологий. Тем самым Time Warner демонстрирует, что в силу разницы бизнес-моделей видит в Google не конкурента, а, скорее, возможного партнера.

Кроме того, в потенциальные покупатели YouTube прочили компанию News Corp., годом ранее купившую мегапопулярную социальную сеть MySpace за 580 миллионов долларов. Многочисленные участники MySpace вовсю встраивают видео с YouTube на страницы своих блогов, так что родственная связь с YouTube была бы такой же естественной, как, к примеру, интеграция в свое время eBay и PayPal.

Подозрения падали и на Yahoo!. Незадолго до этого компания приобрела сеть социальных закладок del.icio.us и службу хостинга фотографий Flickr, а также множество мелких сервисов, так или иначе связанных с мультимедиа, например, jumpcut.com — сайт для онлайнового редактирования видео.

Но победил Google. Решительность, с которой компания выложила астрономическую сумму за YouTube, поразила многих. Скептики говорили, что компания купила проблем на полтора миллиарда. И опасения были небезосновательны.

Минус на минус

Незадолго до совершения сделки по Сети прокатилась волна слухов о судебных исках против YouTube, связанных с размещением на его страницах объектов авторского права. Это-то и было одним из главных доводов скептиков, которые говорили о невозможности продажи сервиса.

После того как сделка состоялась, злые языки начали утверждать, что все слухи были проделками Google, которая таким образом сбивала цену и отпугивала возможных конкурентов. Не знаем, правда ли это; аргумент про снижение цены вызывает сомнение, но конкурентов если не напугать, то озадачить удалось отлично.

Действительно, до 60% контента YouTube содержит проприетарный звук или картинку. Это вызывает озабоченность как аналитиков, так и медиакомпаний, которые просто ждут более удобного момента для подачи судебных исков. Наименее прозорливые и меркантильные судятся уже сейчас: недавно YouTube пришлось удалить со своих страниц более 30 000 роликов по требованию JASRAC — японской организации, занимающейся защитой авторских прав. (Интересно, сколько времени понадобится пользователям, чтобы вернуть их на место.) Кроме того, были поданы иски со стороны Universal Music, футбольного клуба Bayern Muenchen, а также нескольких частных лиц. Некоторые аналитические агентства уже предрекают крах сервиса, говоря, что скоро он проследует прямиком за Napster’ом.

Впрочем, YouTube не сдается и даже не собирается сдаваться. Еще до сделки с Google он сам начал действия по превращению перечисленных минусов в плюсы, а сейчас делает это, используя мощь и влияние Google. Нет, обошлось без угроз и шантажа: представители YouTube решили попросту договориться с компаниями-мейджорами. Так, недавно было заключено соглашение с той же Time Warner, которая будет получать фиксированную сумму за то, что ее интеллектуальную собственность используют жители YouTube. В течение полугода на сайте будет введен механизм автоматического интеллектуального распознавания звука и видео, благодаря которому среди миллионов единиц контента легко можно будет найти и идентифицировать объекты авторского права. За них правообладатели будут получать причитающийся гонорар.

Google попросил крупных правообладателей (CBS, Viacom, Time Warner, NBC Universal, News Corp.) объявить мораторий на судебные иски на полгода, пока создается система автоматического анализа. С ее помощью можно будет точно посчитать, кто кому и сколько должен. А до тех же пор, намекнула Google, вполне можно посудиться с конкурентами (чем некоторые, не будем показывать пальцем, и занялись).

Покупка YouTube действительно успокоила многие компании. Если раньше глубоко убыточный сервис мог предложить правообладателям лишь процент от будущего дохода (который должен был стать следствием популярности YouTube, приобретаемой, в свою очередь, за счет правообладателей), то Google сразу предложил компаниям живые деньги. В этой ситуации YouTube видится мейджорам не как паразитирующий организм, но как достойный партнер, легально перепродающий третьим лицам интеллектуальную собственность. А как Google собирается получить деньги с этих «третьих лиц» — своих принципиально бесплатных пользователей — их не касается.

Впору задуматься: действительно, как? Для неподготовленного читателя вся эта история наверняка уже выглядит как фарс, в котором кто-то наверняка держит кукиш в кармане. Может, думает читатель, «Гугл» и не платил «Ютьюбу» всех этих миллиардов, а лишь сделал вид, чтобы защитить компанию, с которой предварительно договорился? Как иначе объяснить все эти цифры? Какова бизнес-модель?

Стараемся понять

Сюрприз-сюрприз! Сервис живет на рекламе и окупается за ее счет. Но как? Здесь мы, правда, рискуем выйти за рамки заявленной темы, но все же выглянем чуть-чуть.

Реклама — это искусство. Рекламисты давно поняли, что лучшая реклама — та, которую люди пересылают друг другу, которую хочется смотреть. Подсадив офисных работников на смешные видеосюжеты (никогда не задумывались, откуда они берутся?), специалисты постепенно начали подмешивать к ним столь же смешно и технично снятую, но — рекламу. Так, одним из самых популярных сообществ в русскоязычном ЖЖ является [info]advertka — вспомогательное сообщество одноименного сайта, посвященного рекламе. Далеко не все из его 11 тысяч читателей являются профессионалами рекламы, большинство — простые наблюдатели.

Аналитики выяснили, что зритель лучше и охотнее смотрит более длинные ролики; сюжет формата 2,5 минуты вызывает больше желания посмотреть его еще раз, чем одноминутный. В телевидении рекламы такой длины бывает мало; таким образом, Интернет получается идеальной, более эффективной и гораздо более дешевой площадкой.

Этим и воспользовался YouTube. Еще в августе он предложил рекламодателям создавать так называемые «бренд-каналы», то есть специальные разделы, посвященные тому или иному бренду. Например, многократно упомянутая Time Warner официально договорилась с YouTube, что будет выкладывать клипы своих музыкантов и показывать рекламу на этих страницах. Реклама при этом показывается максимально адекватная и, по возможности, интересная. Для этого, по всей видимости, будут использованы наработки Google. А чтобы пользователь пошел на бренд-каналы, будет использован «вирусный маркетинг» — те самые забавные ролики, что пользователи сами пересылают друг другу. По окончании каждого ролика пользователю выдается ссылка на два следующих сюжета, схожих по тематике с только что просмотренным. И механизм этот действительно работает — пользователь кликает.

Конечно, работает и баннерная реклама. Многие пользователи, которые используют YouTube как основное место для общения и видеоблоггинга, видят баннеры. Те, кто смотрят сюжеты с других страниц, действию баннеров не подвержены.

Мы раскрыли не весь рекламный потенциал YouTube, но, надеемся, этого достаточно, чтобы поверить в его состоятельность. Сервис еще молод, и едва ли не каждый день появляются новые идеи по его использованию.

Куда смотрят конкуренты

Разумеется, YouTube не мог остаться без клонов. Более того, у него были прототипы.

Наиболее удивительным и нелепым из них можно считать телевизионный проект WorldMadeChannel TV. Зародившийся в Голландии и развернутый не без помощи российских специалистов, этот канал стал как бы предтечей YouTube, но только очень странным. Формат WorldMadeChannel таков: пользователи-зрители из любой точки мира присылают на канал свое видео без звука (иногда это просто слайд-шоу), редакция канала озвучивает его классической или легкой фоновой современной музыкой, пишет в титрах имя автора и страну происхождения и показывает в определенное время, предварительно предупредив автора. Автор же говорит об этом всем своим знакомым, а они в назначенный срок собираются у телевизора, принимающего WMCh, и ловят их персональную минуту славы. Похоже на «Сам себе режиссер», только без слов. При этом анкеты заполняются с помощью компьютера; предпочтительный способ доставки видео в редакцию — также Интернет. То есть у аудитории канала подразумевается наличие высокоскоростного доступа в Сеть и определенных навыков! Непостижимо; и тем не менее, формат канала вызывает приступы нездорового энтузиазма у европейских домохозяек; проект жив вот уже несколько лет.

Другие телевизионщики — MTV — не питают надежды купить YouTube, но серьезно задумываются о создании аналога этого сервиса. Канал был создан 25 лет назад, и в свое время стал революцией телевидения. Он совершил переворот массового сознания, создав культуру музыкального телевидения и видеоклипа. Характерную манеру съемки, используемую на канале, называют не иначе как MTV-style. Но со времени революции прошло много лет. Выскочки наподобие YouTube оттягивают внимание огромной аудитории, которая выискивает клипы и создает свои подкасты и самодельные видео-ток-шоу или клипы. MTV, желая оставаться модным современным телевидением, также хочет пересмотреть свой формат. В современных условиях этого можно добиться, создав интерактивное многопотоковое онлайн-вещание, которое сохранит приметы фирменного стиля и профессионализм старейшего канала, но перенеся их на новую платформу. Посмотрим, что получится; кажется, в ближайшие годы нам еще будет чему удивиться.

Проекты наподобие американского кабельного ТВ Comcast сочетают телевидение и видеохостинг: наиболее популярные ролики переползают из Сети на экраны телевизоров.

Не обошлось и без вечных ценностей: вслед за YouTube появился ряд специфических порталов типа PornoTube, которые используют ту же технологию, но решают несколько другие задачи.

Google соревнуется и сам с собой, развивая и дополняя новыми функциями собственный проект Google Video. Так, недавно в нем появилась вполне революционная функция: видеозакладки. Вы можете сделать закладку (ссылку) на любой момент видеоролика для того, чтобы, например, в следующий раз начать просмотр с того места, на котором вы остановились, или чтобы послать друзьям ссылку на наиболее достойный фрагмент длинного видео.

Помаленьку начинает развиваться видеохостинг и в Рунете, в частности, свои сервисы открыли Mail.ru и «Рамблер».

Кола с ментосом

Для тех, кто читает только выводы, расскажем все вкратце.

Журнал Time назвал сервис YouTube главным изобретением 2006 года. В 2005 году этой чести удостоилась первая в мире клонированная собака, но за 12 месяцев мир изменился. Новая игрушка Google обошла по значимости котов, не вызывающих аллергии, робота-дегустатора вина и вакцину, что борется с вирусом папилломы. О кофте, имитирующей объятия, не будем даже говорить.

И хорошая, и плохая новости состоят в том, что люди используют YouTube и его клоны не только по прямому назначению, выкладывая как домашнее самодельное видео, так и вообще все подряд. Это добавляет видеохостингам популярности, но в то же время и делает их уязвимыми с точки зрения легальности.

Понятно, что рано или поздно все договорятся. Одни сервисы закроются, другие заплатят третьим, четвертые научатся распознавать видео и звук и наведут-таки порядок.

И все же сейчас мы переживаем время веселой анархии. Технологии взрываются, как диет-кола от таблетки ментоса. Пользуясь случаем, признаем несостоятельность наших детских экспериментов с «Хайнекеном» и «Чупа-Чупсом»: разрушительная сила была не та. Новое поколение выбрало колу с ментосом.

Кстати, совершенно не факт, что производители обоих продуктов не договорились и не внесли определенные коррективы в формулы. После этого можно снять ролик за 20 долларов, забросить его в Сеть — и жители YouTube сметут со складов годовой запас продукции.

Таковы реалии ушедшего 2006 года. Кто станет нашим лучшим клонированным другом в 2007-м? Ставки?

Эволюция веба

Многое из того, о чем мы рассказываем в последнее время, аналитики называют Web 2.0. Само определение впервые появилось в знаменитой статье Тима О’Рейли «Что такое Веб 2.0». Термин был подхвачен интернет-аудиторией и разнесен по миллионам сайтов. Тем не менее, не все понимают, что именно за этим стоит, чем второе издание веба отличается от первого, и к какому вебу следует примкнуть. («Василий Иванович, вы за какой Интернационал — за второй или за третий?»)

Перечислим основные приметы и отличия. Веб 1.0 создается несколькими людьми для очень многих. Его модель предполагает, что узкий круг авторов некоего сайта формирует нечто, на что приходит посмотреть множество посетителей: например, лента новостей какого-либо агентства или персональная авторская страница с картинками и текстами.

Веб 2.0 сам по себе не предлагает пользователям никакого контента, а лишь предоставляет площадку. Так действуют LiveJournal и другие блог-сервисы, так работают YouTube или Wikipedia — все они и создаются, и (простите) потребляются пользователями. Одних посетителей сервиса привлекает факт присутствия там других, работает «вирусный маркетинг», снежный ком.

Но и это еще не все. Вебу 1.0 присуща древовидная структура. Например, в поисковых каталогах типа Yahoo или «Яндекса» используется система вложенных категорий, к которым пользователь сам или с помощью редакторов каталога относит свой сайт («Каталог»>«Развлечения»>«Непознанное»>«Гадание» — как-то так). Вебу 2.0 стало тесно в этих рамках, и он создал механизм «тэгов», то есть слов-меток, которые можно навесить на каталогизируемый элемент, будь то электронное письмо, или картинка, или закладка браузера, или мелодия в MP3 — что угодно! Тэгов может быть бесконечное множество, их число ограничивается лишь нашей фантазией. Впрочем, обычно 20 тэгов на элемент — это предел человеческих возможностей, «дальше мысль останавливается»; попробуйте сами охарактеризовать электронное письмо или картинку двадцатью эпитетами, с помощью которых в будущем вам может прийти в голову их искать!

Есть и другие принципиальные отличия. Так, Веб 1.0 интересовался лишь «гигантами». Например, участвовать в баннерообменной сети можно было лишь в случае, если ваш сайт мог похвастаться 500 посетителями в день, а взять их без тех же баннеров или дополнительных вложений было негде — получался замкнутый круг для новичка. Веб 2.0, напротив, интересуется каждым отдельным хостом, каждым посетителем, ведь их количество и вовлеченность и составляет основу современных сервисов. Любому пользователю дается шанс «всплыть» на первые строчки рейтингов — вход открыт для всех. Более того, пользователям оказывается тотальное доверие, как, например, в случае wiki-систем. А если «свое право на ошибку вы потратите не на ту ошибку», вас забанят тем или иным образом — проще простого. Благо техника позволяет.

Также в мире Веб 1.0 пользователь шел на сайт, зная, что это законченный продукт, проверенный и, по сути, неизменный. Веб 2.0 исповедует религию «вечной беты»: так, Google Maps или Gmail находятся в стадии beta-версии многие годы, и это никому не мешает ими успешно пользоваться. Подобный статус скорее означает, что «нет предела совершенству», что сервис постоянно, ежеминутно улучшается, и в том числе благодаря пользователям, которые с ним работают и тем самым проверяют его на прочность.

Больше того, Веб 2.0 вобрал в себя не только пользователей, которые переползли со своих клиентских программ в Сеть — в блоги, подкастинг и социальные сети. В Сеть перемещаются и приложения (службы и программы), которые раньше жили на клиентских компьютерах. Все, что нужно пользователю в мире Веб 2.0 — это терминал (читай — компьютер с браузером) и набор логинов-паролей. Почта, коммуникации, словари, энциклопедии, музыка и видео, новости, покупка и продажа чего угодно, офисные приложения и хранилища для файлов, наконец, уникальные гигантские базы данных — все это живет в Сети, только подключись…


1 PayPal — платежная система, позволяющая переводить деньги через Интернет. Компания была основана в 2000 году, а в октябре 2002 на корню куплена интернет-аукционом eBay, пользователи которого составляли основную часть клиентов PayPal.

  • WordPress

Speak Your Mind

Tell us what you're thinking...
and oh, if you want a pic to show with your comment, go get a gravatar!

e.motion